Сколько получают заключенные в ик

Содержание
  1. Сколько зарабатывает заключенный в тюрьме
  2. Здорово, начальник
  3. Кем можно работать в колониях?
  4. Можно ли получить специальность в колонии?
  5. Сколько можно заработать, сидя в тюрьме?
  6. Куда идут эти деньги?
  7. Есть отпуска и премии?  
  8. Куда идет прибыль тюремных предприятий?
  9. Неужели кто-то покупает то, что производится втюрьме?
  10. Куда идти работать после тюрьмы?
  11. Есть ли в колонии работа для интеллигенции?
  12. Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные
  13. Одеть и накормить
  14. На завод или партия в нарды
  15. Триста рублей в день или в месяц
  16. Не МРОТ единым
  17. Сколько тратят и зарабатывают тюрьмы
  18. Особенности
  19. 10,8 млрд рублей тюрьмы тратят на зарплаты
  20. 29,4 млрд ₽ — на содержание заключенных
  21. В 2019 году тюрьмы заработали 33,32 млрд
  22. Тюрьмы производят всё: четки, машины, соду, скульптуры дельфинов и карусельки
  23. Что такое колония-поселение для осужденных?
  24. Что собой представляет колония-поселение?
  25. Какие особенности есть
  26. Условия отбывания наказания здесь
  27. Какие границы у колонии-поселения
  28. Что должно быть в колонии
  29. Обязанности и ограничения осужденных
  30. Сколько длится карантин
  31. Надзиратели-вымогатели: тарифы на спокойную жизнь в колонии
  32. Продай квартиру — купи свободу
  33. Начальник ушел — поборы остались

Сколько зарабатывает заключенный в тюрьме

Сколько получают заключенные в ик

В жизни бывает всякое, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Многие уверены, что заключенные целыми днями пьют чифир, делают наколки, а если и работают, то получают 150 рублей в месяц.

А потом выходят из заключения и принимаются за старое. Ну что ж, частенько бывает именно так.

Но современная пенитенциарная система позволяет во время отсидки получить новую профессию, заработать миллион и покончить с прошлым.

Нашим консультантом выступил начальник отдела трудовой адаптации осужденных УФСИН Астраханской области Станислав Берсенев.

Здорово, начальник

Одним солнечным деньком сотрудник отдела трудовой адаптации УФСИН прогуливался по центру города, как вдруг к нему подошел коренастый хмурый мужчина. Короткий ершик волос, наколка на руке.

«Ну все, приехали», — подумал уфсиновец. Не иначе это кто-то из старых «клиентов».

«Здравствуй, начальник. Узнал меня?» — это было похоже на продолжение фильма «Место встречи изменить нельзя». Уж не достанет ли он заточку?

Но мужчина расплылся в дружелюбной улыбке и признался, что действительно сидел в колонии. Раньше, до тюрьмы, он занимался грабежами. А за колючей проволокой отучился на мастера деревообработки. И после освобождения вместе с друзьями открыл свой цех. Дела идут отлично, преступать закон больше не тянет.

«Я что подошел, сказать спасибо!» — мужчина протянул натруженную руку своему бывшему начальнику, и у того отлегло. Эта история теперь приводится в астраханском УФСИН как пример того, что самого закоренелого преступника можно исправить, дать ему шанс стать полезным для общества, своей семьи и для себя самого.

Основной упор при трудовой адаптации делается на колонии строгого режима. Причин несколько. Первая — тут заключенные сидят подолгу, иногда десятки лет, чтобы они не изнывали от безделья и окончательно не разложились морально, их обучают и дают работу.

Вторая — сократить число рецидивов, чтобы заключенный не взялся за старое, выйдя из колонии, его пытаются адаптировать к труду.

Третья причина — заключенные сами пользуются плодами труда своих предприятий, частично снимая финансовую нагрузку по своему содержанию с государства.

Кем можно работать в колониях?

Тут как попадешь. В каких-то регионах специализируются на лесе, в каких-то выращивают овощи, животных. Мы пообщались с представителями Астраханского УФСИН, здесь заключенным предлагают большой перечень специализаций. От металлообработки до пищевого производства. Самые высокооплачиваемые — дерево- и металлообработка, швейное дело.

Можно ли получить специальность в колонии?

Открыть рабочие места в колонии — полдела. У многих нет элементарных навыков для работы. Поэтому в колонии можно обучаться. Для этого тут работают филиалы училища. Обучение длится от нескольких месяцев до года. Дольше всего обучают на мастера швейного цеха, проще говоря, швею или портного.

Но и зарплаты у швей в полосатых пижамах выше, чем у других специалистов. Получить можно не только начальное профобразование, но и среднее. Например, когда в астраханской колонии придумали производить колбасу, потребовался технолог.

«Обучим технолога из числа заключенных», — решили в отделе трудовой адаптации и подготовили специалиста.

Сколько можно заработать, сидя в тюрьме?

Мой собеседник рассказал про зарплаты в астраханских колониях. Все вакансии позволяют заработать минимальную оплату труда (12 130 рублей). Но есть и более выгодные направления. Например, металло- и деревообработка, а особенно швейное дело. Здесь специалисты получают 18 000 рублей. А если большой заказ, то вполне реально зарабатывать по 30 000 рублей.

По закону труд заключенных не может опускаться ниже МРОТ. Но, по данным 2018 года, средний заработок российского заключенного в месяц составлял 5 000 рублей. Это связано с тем, что многие заключенные осуждены на короткие сроки и работают не полный месяц.

Куда идут эти деньги?

Они копятся на счету заключенного. На них можно совершать покупки в местном магазине. Частенько заключенным приходится выплачивать пострадавшим компенсацию, присужденную решением суда. Часть заработанных средств направляется туда. Остальное заключенный сможет забрать, освободившись, или отправить семье.

Давайте посчитаем. Допустим, за грабеж, совершенный группой лиц, преступник получил по максимуму — 12 лет. При этом он должен выплатить штраф в размере миллиона рублей (это тоже максимум).

Заключенный решает стать на путь исправления и девять месяцев обучается на портного. А потом начинает работу. Работает он очень хорошо, каждый месяц получает вышку, то есть, мы хотели сказать, максимум — 30 000 рублей.

И раз в год берет отпуск.

Оптимистично. Но не факт, что в швейном цехе будет достаточно заказов каждый месяц. Поэтому посчитаем из расчета 18 000:

А если устроиться на работу попроще, заминималку, то получится так:

Если штрафа нет или он не такой большой, то жизнь освободившегося гражданина и вовсе заиграет новыми красками. Некоторые заключенные, ставшие на путь исправления, тратят накопленные средства на открытие своего дела. И есть те, у кого это получается.

Есть отпуска и премии?  

У работников за колючей проволокой, как и у людей на воле, есть отпуска. А еще такие работники могут получать премии и благодарности. Как правило, ограничиваются поощрениями, записью в личное дело.

Но если заключенный перевыполнил план, могут и премию дать.

А вот чего нет в реальной жизни, но есть в тюрьме — зарекомендовав себя в качестве трудолюбивого сотрудника, заключенный при рассмотрении ходатайства об амнистии может рассчитывать на сокращении срока.

Куда идет прибыль тюремных предприятий?

Трудотерапия — это хорошо. Но продукцию, произведенную зэками, реализуют, а значит, у предприятий есть прибыль. Куда она идет? Основную часть прибыли тратят на усовершенствование производств, открытие новых цехов, новых рабочих мест, повышение конкурентоспособности тюремных предприятий.

Часть денег идет на улучшение быта заключенных — ремонтируют камеры, укомплектовывают библиотеку, покупают что-то для досуга. Например, в одной из колоний купили видеоаппаратуру и запустили свое телевидение.

В свободное время заключенные снимают и монтируют передачи, которые потом показывают по внутреннему ТВ.

Неужели кто-то покупает то, что производится втюрьме?

Времена, когда в тюрьмах только и умели, что производить гробы и нарды, прошли. Теперь в условиях конкуренции предприятиям приходится выдавать современные и качественные продукты. Предприятия поставляют мебель для различных госучреждений, шьют форму для армии, УФСИН, полиции.

Иногда удается даже заключить международные контракты на поставку продукции колоний. Колонии производят много продуктов питания — консервы, колбаса, пельмени, выращивают овощи.

Их поставляют в другие исправительные учреждения, кормят ими сотрудников УФСИН, продают в специализированных магазинах. Так как заключенные сами едят то, что произвели, они заинтересованы в качестве своей продукции.

Да и требования ко всем производствам такие же, как на воле, также приходят проверки, продукты питания производят по технологическим картам, под надзором сотрудников УФСИН.

Самым неожиданным комплиментом для сотрудников колонии стал отзыв руководителя колбасного цеха с воли. Тот сказал, что тюремное предприятие производит непривычную на вкус колбасу и рецепт нужно поменять. Потому что в нем слишком много… мяса и совсем нет сои и добавок.

Куда идти работать после тюрьмы?

В УФСИН знают немало примеров, когда человек до попадания в тюрьму не имел опыта работы и никакой специальности, а потом, втянувшись, выходил и открывал свое дело. Так было с нашим героем, с которого мы начали статью. Кто-то открывает швейный цех, кто-то деревообрабатывающий.

В колонии стараются давать такое образование, которое пригодится на свободе. Заключенных неохотно принимают на предприятия. Но рукастых рабочих мало, и с корочкой портного или специалиста по дереву и металлу возьмут несмотря на штамп в паспорте о судимости.

Есть ли в колонии работа для интеллигенции?

А кем можно устроиться в колонии представителям творческих профессий, спросите вы? Есть и такие вакансии. Это цеха по производству различных художественных изделий.

Художники тут на вес золота, потому что нарды, четки и фигурки из дерева по-прежнему пользуются спросом на воле и сами себя не изготовят. Для программистов, пиарщиков и журналистов работы, правда, нет.

Но такие и не часто попадают в тюрьму.

Источник: https://fintolk.pro/kak-zarabotat-million-sidja-v-tjurme/

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

Сколько получают заключенные в ик

https://ria.ru/20180311/1515928668.html

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

РИА Новости, 11.03.2018

2018-03-11T08:00

2018-03-11T08:00

2018-03-11T08:01

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_0:151:3106:1898_1400x0_80_0_0_a1028d3a5f8d66352315ddb0e2785980.jpg

Krel Shenrion

Те бедолаги, которые трудятся годами в неволе за украденный “мешок картошки” – НИЧЕГО не получает за свою работу. Все деньги гребут руководство, генералы, начальство тюрьмы и чиновники, которые их покрывают. И это не “сегодняшние реалии”.

Так было и есть на протяжении десятилетий. … Так что не надо “ля-ля” про 30 миллиардов. Работа в таких заведениях оплачивается начальниками совсе-ем другими “благами”, поверьте. И да, глядя на “г-жу” Васильеву.. ..

вот был бы я журналистом – я бы постеснялся (как минимум) подобный фарс публиковать! Пойду руки помою.

23

москва

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_188:0:2919:2048_1400x0_80_0_0_d3bb43c6778eeb1bf6c75d68ef3606ac.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

москва, общество

МОСКВА, 11 мар — РИА Новости, Ирина Халецкая. Ежегодно осужденные в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране.

Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключенных — всего 229 рублей в день. В месяц получается существенно меньше МРОТ. Много это или мало и сколько на самом деле зарабатывают за решеткой — в материале РИА Новости.

Одеть и накормить

Заключенные производят самые разные товары, причем как для нужд самой колонии, так и для коммерческих предприятий, не имеющих ничего общего с зоной. Любая организация или крупное бюджетное ведомство может заказать вещи, сделанные арестантами. Вся тюремная продукция объединена в каталог под брендом “Торговый дом ФСИН России”.

Желающих приобрести товары с зоны немало: в прошлом году Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заработала на осужденных более 33,3 миллиарда рублей — на 5,8% выше, чем в 2016-м.

Больше всего производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45%. Одежда и обувь — 21%.

Прикид не от-кутюр: обычно это спецодежда либо костюмы для служащих, а также армейская и полицейская форма. Заказчик одежды и обуви — сама ФСИН, МВД и Минобороны. В одной колонии в месяц шьют 5-15 тысяч комплектов.

Кроме того, изготавливаются изделия из металла — от подставок для цветов, теплиц до крупного оборудования, машин. Пользуются популярностью мебель из дерева и мелкие сувениры. Дети во многих российских детсадах спят на кроватях, сделанных арестантами. Мебель получается добротная: издали комоды ничем не отличаются от каких-нибудь шведских. Но и цены не сильно уступают рыночным.

Некоторые осужденные зарабатывают для себя в обход бренда ФСИН — штучными заказами на четки, нарды, предметы декора в стиле “блатной романтики”. В общую статистику этот небольшой поток не попадает.

Один из бизнесменов, торгующий подобными сувенирами в Москве, рассказал корреспонденту РИА Новости, что предприимчивые заключенные сами решают, как выполнить заказ и отправить его с зоны на волю. Нередко, объясняет продавец, руководство колонии о таком бизнесе даже не подозревает. Однако, по его словам, некоторые начальники берут свой процент.

На завод или партия в нарды

Тем не менее, несмотря на высокий доход, который приносит ФСИН труд осужденных, в колониях работают не больше 40% арестантов. Чем же занимаются остальные?

От работы в первую очередь освобождают пенсионеров, инвалидов и беременных женщин — по состоянию здоровья. Пока осужденный грызет гранит науки, он тоже не занят на производстве. Таких много: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тысяч арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тысяч на территории зоны окончили школу.

Многие трудятся в качестве обслуги на территории и в цехах не задействованы. Готовят еду, выдают книги в библиотеке, помогают в парикмахерской, следят за порядком, белят, красят.

Источник РИА Новости, связанный со сферой контроля исполнения наказания, рассказал, что в некоторых регионах к оплачиваемому труду привлекается еще меньше осужденных — порядка 25%. Причина проста: нет соответствующих производственных мощностей, и заключенным просто негде работать. Такой контингент живет по распорядку, занимаясь тем, что ему интересно.

Один из осужденных на условиях анонимности описал свой образ жизни в исправительной колонии. Трудоустройство, говорит он, — по желанию. Кто не хочет трудиться, живет в “нерабочем отряде” и занимается своими делами: ходит на тренировки, читает, играет в шахматы и нарды, получает образование в училище или… спит.

По его словам, нередко осужденные берутся за работу только ради возможности выйти по УДО. “Пишешь заявление. Проходишь испытательный срок, оформляешься. Тебя переводят в “рабочий барак”.

Но какой смысл работать? Все равно 75% денег забирают на оплату нашего питания, одежду, услуги ЖКХ и прочее. В итоге получаешь примерно 300 рублей”, — подсчитывает он.

И уточняет: нередко приходится тратить больше.

Триста рублей в день или в месяц

Минюст России в начале года обнародовал сведения, что арестанты в среднем получают 229 рублей в день, то есть в месяц выходит не больше пяти-шести тысяч рублей.

Однако, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать 20-25 тысяч рублей в месяц.

Хорошо зарабатывают женщины и те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, — у них зарплата тоже выше среднего. Правда, в пресс-службе ФСИН России не уточнили, что считается средним показателем.

В теории осужденный не должен зарабатывать ниже МРОТ (9,5 тысячи рублей). На деле, сообщают арестанты, все не совсем так. Иван Фомин отбывал срок в ИК № 11 Нижегородской области. Это колония для так называемых “бээсников” (бывших сотрудников правоохранительных органов) или “красных”. Сейчас Фомин судится с колонией: он считает, что ему недоплачивали.

“Я освободился чуть меньше года назад. Общий срок был девять лет лишения свободы, но вышел по УДО — в итоге отсидел 6,2 года. В нашей колонии было обширное производство: здесь и шили, и деревообработкой занимались, и железобетонные конструкции делали”, — говорит Фомин.

Он сам на зоне изготавливал пакеты из пластика по заказу одного частного предприятия. В сутки, по его словам, силами заключенных производилось восемь тысяч пакетов. Стоимость одного — 9,5 рубля, из этого, по расчетам Фомина, ему на зарплату шло всего 50 копеек.

“В итоге девять рублей оседали у администрации колонии, куда они тратились, никто не знает. Сама колония этих денег не видела. На предприятиях, где работали на станках, модернизация проводилась за счет заказчиков. Администрация свои средства не вкладывала”, — продолжает бывший осужденный.

По его подсчетам, реальная зарплата осужденных не превышала 150-300 рублей в месяц. “Причем среди нас были те, кому требовалось возмещать материальный ущерб по иску. С такой зарплатой его никогда не возместить.

Руководство колонии на контакт не шло, диалога не было, все — в приказном порядке. Производство круглосуточное, работали в три смены. Нередко выходили в выходные, что не оплачивалось дополнительно”, — уточняет он.

После освобождения Фомин подал в суд на колонию. Суд в двух инстанциях отказал ему в удовлетворении претензий в полном объеме.

“Юридическое обоснование не платить нам обещанный МРОТ в том, что якобы мы не вырабатывали полный рабочий день и не выполняли производственную норму.

Администрация колонии считает, что мы должны были производить в три раза больше”, — разводит руками бывший заключенный.

Не МРОТ единым

Нарушения, связанные с зарплатой ниже МРОТ, действительно не редкость, подтверждает источник РИА Новости из сферы контроля исполнения наказания.

“Например, человеку могут недоплачивать просто потому, что на это нет денег. Либо не платят отпускные. Нередко фиксируются нарушения, когда осужденный работает якобы на полставки — четыре часа, а по факту он трудится весь день или ночью, или в выходные. Дополнительные часы не оплачивают”, — объясняет собеседник.

Так, например, только в одном Забайкальском крае в пяти из 12 исправительных учреждений за 2017 год выявлено более десяти случаев, когда осужденных привлекали к ремонту и другим работам (банщики, кондитеры) без оформления трудового договора. 

Однако, как правило, низкая зарплата вполне обоснованна и никакого нарушения нет. Отбывающие срок или уже освободившиеся из мест лишения свободы нередко обращаются с исковыми требованиями о взыскании недоплаченных, по их мнению, денег и чаще всего проигрывают, комментирует адвокат Сергей Литвиненко.

“В статье УИК России подробно прописан этот момент: зарплата не ниже МРОТ полагается, если осужденный выполнил норму. Это далеко не всегда соблюдается. Отсюда и такая мизерная зарплата”, — резюмирует адвокат.

Источник: https://ria.ru/20180311/1515928668.html

Сколько тратят и зарабатывают тюрьмы

Сколько получают заключенные в ик

Уголовно-исправительная система России — это не только тюрьмы. Она состоит из разных учреждений: колоний, тюрем, следственных изоляторов. На май 2020 года в России во всех учреждениях находятся 511 030 человек, из них в тюрьмах сидят 1170 человек, а остальные заключенные распределены по другим учреждениям.

Особенности

В колониях общего режима осужденные живут в общежитиях, в строгих — в помещениях, которые закрываются на ключ

Это исправительная колония облегченного режима. Осужденные живут в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами

Исправительные колонии для осужденных пожизненно

Осужденные содержатся только в камерах: в одиночных или по два человека

Воспитательные колонии для несовершеннолетних

Колонии для осужденных, которым еще не исполнилось 18 лет. Обычно это колонии общего режима

В изоляторах содержат подозреваемых и обвиняемых — тех, чья вина еще не доказана

Осужденные содержатся в общих или одиночных камерах в отдельном здании

С учреждениями много нюансов: тюрьма — это отдельное здание или несколько зданий за забором, а колония — большая территория, внутри которой есть общежитие, магазин, библиотека, церковь, мастерские; изолятор может быть отдельным зданием или размещаться на территории колонии. Колонии бывают мужские и женские, при женских есть дома ребенка. Но в этой статье нас интересуют деньги, а не особенности наказаний, поэтому будем всё называть тюрьмами.

10,8 млрд рублей тюрьмы тратят на зарплаты

В 2019 году Федеральная служба исполнения наказаний, ФСИН, потратила 317,9 млрд рублей. Из них 10,8 млрд рублей ушли на зарплаты руководителям и сотрудникам тюрем.

Средняя зарплата сотрудников ФСИН за 2019 год — на сайте ведомства

563,5 млн рублей — зарплаты руководителей. Во ФСИН работает 295 967 человек, из них 908 человек — это директора, руководители, главные бухгалтеры и их заместители. На сайте ФСИН есть данные по их среднемесячным зарплатам за 2019 год. Чтобы посчитать сумму за год, мы сложили среднемесячные зарплаты и умножили на двенадцать.

Вакансии ФСИН: врач-фтизиатр и директор по развитию бизнеса

10,3 млрд рублей — зарплаты для остальных сотрудников. Мы не нашли официальных отчетов о зарплатах остальных 295 059 сотрудников, поэтому посмотрели на Хедхантере.

На Хедхантере ФСИН ищет 333 специалистов, самую маленькую зарплату предлагают врачу-фтизиатру — 6000 рублей, а самую большую — директору по развитию бизнеса — 120 000 рублей. Средняя зарплата — 35 000 рублей, по этой сумме и рассчитали примерные расходы на зарплаты в тюрьмах.

29,4 млрд ₽ — на содержание заключенных

Расходы на заключенных — Известия

На одного человека ФСИН тратит около 57 600 рублей в год. Получается, на 511 030 человек в год уходит 29,4 млрд рублей. Эти деньги тратятся на еду, одежду, коммуналку. В регионах расходы отличаются, потому что где-то сами выращивают овощи, а где-то шьют одежду и обувь.

Сто самых крупных закупок ФСИН за 2019 год — в гугл-таблице

Кроме зарплат и содержания заключенных, ФСИН тратится на строительство зданий, закупку товаров в магазины на территории колоний, транспорт и бронежилеты. Всё это покупают через систему госзакупок.

В единой информационной системе закупок за 2019 год ФСИН разместила 73 000 заказов. Среди них есть крупные заказы, например страхование сотрудников на 1,6 млрд рублей, и мелкие — закупка ниток на 98 рублей.

Мы выбрали сто самых крупных закупок ФСИН, чтобы увидеть, куда уходят деньги.

строительство, ремонт, реконструкция зданий и стройматериалы

мороженая рыба. Чаще всего сельдь, минтай, путассу

продукты и товары первой необходимости для продажи в магазинах колоний

служебный транспорт и видеорегистраторы для автомобилей

обязательное страхование жизни и здоровья сотрудников ФСИН

сеть на базе виртуальной частной сети IP VPN

лекарства, например дарунавир, эфавиренз, аминосалициловая кислота

крупы, макароны, чай, сахар, кофе, специи

рабочая силы из числа заключенных

сырье и шасси для производства

В этих двенадцати категориях — сто самых крупных закупок ФСИН за 2019 год. Многие закупки повторяются в контрактах с меньшими суммами. Например, рыбу закупали 192 раза на общую сумму 3,4 млрд рублей.

Еще тюрьмы тратятся на издание журналов «Преступление и наказание», «Ведомости УИС», газеты «Казенный дом» и содержание своих объектов:

  • 1546 религиозных: домовых храмов, молитвенных комнат, мечетей, дуганов, синагог;
  • 1191 медицинских: медицинских частей, здравпунктов, больниц, военно-врачебных комиссий;
  • 21 учебного: вузов, институтов повышения квалификации, учебных центров;
  • 2 научно-исследовательских институтов.

Закупки ФСИН для домов ребенка

При тюрьмах есть 13 домов ребенка, в которых находится 390 детей. На эти дома в 2019 году ФСИН потратила 18,5 млн рублей — деньги пошли на строительство, коммунальные услуги, продукты, одежду и обувь, подгузники. Получается по 47 435 рублей на ребенка.

В 2019 году тюрьмы заработали 33,32 млрд

Доходы ФСИН — электронный бюджет России

В 2019 году тюрьмы принесли бюджету 33,32 млрд рублей. Это деньги от продажи товаров собственного производства и сотрудничества с бизнесом: выполнения заказов по производству товаров и обработке материалов.

У ФСИН есть 31 унитарное предприятие, 569 центров трудовой адаптации и 71 мастерская, в которых заключенные что-нибудь производят:

  • в Архангельской области делают светильники, шьют маскирующие костюмы и вафельные полотенца;
  • в Иркутской — детские площадки и маски;
  • в Карелии — кровати, шкафы, столы, кожухи на радиаторы;
  • в Адыгее — маринованные свеклу, морковь, капусту.

При этом одна и та же тюрьма может производить и маринованную капусту, и бункеры:

Что выпускают тюрьмы — перечень в гугл-таблице

Часть товаров тюрьмы производят для себя. Например, в Башкортостане — автомобили для перевозки заключенных.

У тюрем нет задачи получать прибыль — сайт ФСИН

Автомобили покупают отделения из других регионов, для башкортостанских тюрем это доходы, для покупающих — расходы, а в общей сводке по ФСИН получается ноль. Это нормально, потому что задача тюрем — трудоустройство заключенных, получение ими профессии, перевоспитание и социальная реабилитация, а не прибыль — так написано на сайте ФСИН.

Тюрьмы производят всё: четки, машины, соду, скульптуры дельфинов и карусельки

У ФСИН есть каталог продукции на 59 страниц, в котором собраны все тюремные товары. Например, остановочные комплексы, ложки; малые архитектурные формы в виде львов, дельфинов и волков; срубы бань и усадеб, сувенирные герба.

В тюрьмах производят и продают транспорт для газовых, пожарных, полицейских служб, детскую мебель и игровые площадки, театральные кресла, моющие средства, оборудование для прачечных. Все товары можно посмотреть в каталоге ФСИН

ФСИН обещает цены ниже на 10-30%, чем у других производителей. Такую скидку тюрьмы могут дать за счет более низких зарплат для заключенных и цен сырья, минимальных тарифов на электричество, воду, отопление.

Алгоритм заказа товаров из тюрьмы — на сайте ФСИН

Купить что-нибудь из тюрьмы может любой человек. Для этого нужно отправить письмо с запросом на почту ФСИН, получить коммерческое предложение и заключить договор. Мы отправили запрос цены защитных масок, но ответ не получили.

Если вы сотрудничали с тюрьмами и готовы об этом рассказать, напишите на почту редакции editors@modulbank.ru.

Источник: https://delo.modulbank.ru/sales/prison-money

Что такое колония-поселение для осужденных?

Сколько получают заключенные в ик

Колония-поселение: что это такое и как там живут – такой вопрос возникает у многих, кто сталкивается с подобным наказанием.

И, действительно, не всем и не всегда сразу понятно, чем отличается такой вариант наказания от прочих колоний и тюрем с разными формами содержания.

Что собой представляет колония-поселение?

Что такое колония-поселение для осужденных, хорошо расписано в российском законодательстве.

По определению это разновидность исправительных учреждений, в которых отбывают наказание те, кто осужден к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности.

Кроме того, попасть в колонию-поселение могут и те, кто впервые совершил преступление, правда, только также, которые относятся к категории небольшой или средней тяжести.

В России такие колонии расположены преимущественно в северных и восточных регионах, где много лесов.

Первые тюрьмы такого плана появились в советской России в 1963 году. Тога они относились к категории исправительно-трудовых колоний-поселений.

В 2020 году, как и ранее, в таких исправительных учреждениях преимущественно находятся те, кто:

  • Совершили преступление по неосторожности и осуждены за это на срок не более 5 лет.
  • Положительно характеризуются во время заключения под стражу и переведены из колоний общего и строго режима.

Отбывание наказания в колонии-поселении назначается судом по совокупности тяжести наказания и улик. Многих волнует вопрос: каковы условия содержания в таких колониях.

Какие особенности есть

Чем отличается колония общего режима от колонии-поселения – вопрос, интересующих тех, кому грозит такое наказание. Как отмечают эксперты, по сути своей проживание в колонии-поселении – это и не наказание вовсе.

Такая форма исправительных работ больше напоминает вахту в какой-то лесистой местности или на предприятиях деревообрабатывающей промышленности.

Здесь отсутствует тотальный контроль со стороны руководства колонии, а также практически нет надзирателей.

По сути своей персонал тут нужен только для того, чтобы отслеживать, как заключенные стараются адаптироваться социально, могут вести жизнь без преступлений, не превышая рамок дозволенного и общепринятого.

В колонии нет серьезных ограждений, вследствие чего у арестантов нередко возникает желание самовольно покинуть свое исправительное учреждение.

Однако в связи с тем, что находятся такие колонии в лесах, где не ходит транзитный транспорт, а без еды и воды в которых жизни просто нет, поиски беглецов обычно быстро заканчиваются успехом.

Условия отбывания наказания здесь

В колонии-поселении действуют следующие условия:

  • За арестантами не наблюдают надзиратели: все заключенные могут беспрепятственно передвигаться по территории учреждения. Также им бывает разрешено посещать соседние населенные пункты, если таковые имеются и если есть на то договоренность между колонией и поселком.
  • Нет ограничений на получение посылок: правда, есть исключение – нельзя проносить на территорию колонии посылки, в которых могут содержаться предметы, провоцирующие асоциальный образ жизни.
  • Форма одежда – гражданская: поэтому на вопрос: что взять с собой в колонию-поселению, ответ прост: привычный стиль. Считается, что таким образом те, кто отбывают наказание, не выделяются на фоне других, что помогает им проще адаптироваться.
  • Колонии делятся на гендерные: мужские, женские, детские.
  • Администрация может в любой момент провести обыск: при обнаружении предметов, которые относятся к категории запрещенных к нарушителю будут применены санкции, вплоть до перевода в исправительную колонию.
  • Вне зависимости от материального положения осужденного он обязательно должен трудиться – именно труд должен выработать полезные привычки. Вся работа ведется в соответствии с трудовым законодательством.
  • В свободное от работы время осужденные могут осваивать новые профессии – для этого на территории колонии есть образовательные учреждения.

В колонии-поселении можно даже проживать с семьей. Это возможно, если человек зарекомендовал себя положительно. Тогда он может жить с семьей в арендованной помещении.

В такой ситуации ему придется не реже, чем 4 раза в месяц ходить в колонию и отмечаться.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос: можно ли пользоваться мобильным телефоном, имеет вполне просто ответ. Несмотря на такую свободу, использовать средства связи заключенным нельзя.

Какие границы у колонии-поселения

Колония-поселение должна быть оформлена по определенным правилам.

Так, если она стоит в пределах населенного пункта, то ее территория будет огорожена, появится контрольно-пропускной пункт.

При этом проходить через него свободно могут только представители администрации и сами поселенцы.

Границы зависят от расположения исправительного учреждения – ориентиром служит радиус в 5 км от центра колонии.

Что должно быть в колонии

Если рассматривать внутреннее обустройство колонии-поселения, то в ее пределах должно быть все необходимо для полноценной жизни арестантов.

На территории присутствуют:

  • Амбулатория и стационар.
  • Столовая.
  • Магазин.
  • Баня.
  • Школа.
  • Библиотека.
  • Актовый зал.
  • Кинозал.

Отдельно предусмотрены условия для приема гостей – тех, кто приедет к осужденному на свидание.

Дежурная смена администрации выполняет определенные контролирующие функции:

  • Выясняет наличие всех осужденных в пределах колонии в промежуток времени между отбоем и подъемом.
  • Осуществляет проверку поведения их в быту и на работе.
  • Контролирует личные взаимоотношения.
  • Пресекают попытки доставить на территорию исправительного учреждения запрещенных предметов, которые прописаны в уставе исправительного учреждения.
  • Обеспечивают психологическую стабильность.

Обязанности и ограничения осужденных

Естественно, что при столь мягком наказании все осужденные имеют определенные обязанности, а также могут быть ограничены в правах.

В числе обязанностей называют:

  • Запрос разрешения на выход за пределы исправительного учреждения.
  • Обязанность работать – можно найти себе работу самостоятельно, все свои жизненные потребности заключенные обеспечивают сами.
  • Необходимость сдать по прибытии все свои документы руководству колонии: всем выдается справка, которая заменяет на время отбывания наказания паспорт и прочие документы, ее используют и при трудоустройстве, а также для получения почтовых отправлений и даже для заключения брака.

Есть и ряд действий, которые выполнять арестантам нельзя. Так, к их числу относят:

  • Выход за пределы колонии без разрешения со стороны руководства колонии.
  • Запрет на пронос алкоголя и наркотиков на территорию.
  • Запрет на пронос и хранение оружия любого вида.
  • Нельзя заключенным приобретать свои транспортные средства.
  • Нельзя покупать медицинские препараты самостоятельно без врачебного рецепта.

Сколько длится карантин

Что такое карантин в колонии-поселения – этот вопрос задается теми, кто собирается на переезд нередко. Карантин в исправительных учреждениях регулируется частью 2 статьи 79 УК.

Осужденные, прибывшие к месту отбытия наказания, проводят в карантине до 15 суток. В этот период они пребывают в обычных условиях отбывания наказания.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/koloniya-poselenie-chto-eto-i-kak-tam-zhivut/

Надзиратели-вымогатели: тарифы на спокойную жизнь в колонии

Сколько получают заключенные в ик
Михаил Воскресенский / РИА Новости

Деньги, стройматериалы, дорогие подарки и походы в сауну — все это сотрудники сургутской ИК-11  требуют от заключенных за право на спокойное отбытие наказания.

Тем, кто платить не может или не хочет, «закручивают гайки» — постоянно объявляют взыскания и переводят на более строгий режим содержания.

Ситуация не поменялась даже после смены начальника колонии, который, по словам зэков, занимался откровенным вымогательством.

Родственники осужденных, отбывающих наказание в исправительной колонии в Сургуте, рассказали Русской службе Би-би-си о поставленной в учреждении на поток системе вымогательства. Чтобы сломить своих жертв, надзиратели используют различные приемы, делая жизнь заключенных невыносимой.

Продай квартиру — купи свободу

Один из заключенных ИК-11 Назир Тагиев лишился свободы за убийство, которого, как утверждает он сам, не совершал.

Отсидев восемь лет и накопив большое количество поощрений при отсутствии нарушений, он решил попросить об условно-досрочном освобождении, на что сотрудники оперативного отдела колонии намекнули ему, что за право на УДО нужно заплатить.

  Например, говорит Назир, оперативники потребовали оплатить укладку нового асфальта на территории колонии. Тагиев платить не стал, после чего суд отказал ему в праве на УДО, а затем — и в переводе в колонию-поселение.

После суда, по словам Тагиева, его вызвал для разговора один из оперативников — Станислав Букреев — и намекнул, что нужно заплатить за «спокойную жизнь» в колонии. «Кушать все хотят», — объяснил Букреев свое предложение.

Уже через несколько дней на Тагиева составили рапорт о нарушении за то, что он жил не в своем отряде, хотя заключенный делал это с разрешения начальника колонии. Затем Тагиев отправился в изолятор.

Следующие два месяца лета 2016 года он помнит как череду перемещений между различными участками зоны со все более ужесточающимися условиями содержания.

Не выдержав, заключенный объявил сухую голодовку и его перевели в находящееся через дорогу ЛИУ-17 (Лечебно-исправительное учреждение), где на него стали составлять один рапорт за другим, признали злостным нарушителем и перевели на строгие условия содержания. Затем у Тагиева снова состоялась беседа с Букреевым, который заявил ему, что это — последствия его отказа заплатить.

Следующий разговор у заключенного, по его словам, состоялся уже с начальником оперчасти Максимом Рябовым, который прямо заявил, что за покой Тагиеву нужно заплатить 4,5 млн рублей — по 500 тысяч на каждого сотрудника оперативного отдела колонии. Таких денег в семье Тагиевых не было. Родственники Назира пытались продать свою квартиру, но не нашли покупателей, который бы дали нужную сумму.

После этого мать Назира написала письмо президенту РФ Владимиру Путину с жалобой на действия фсиновцев, но так и не отправила.

«Сотрудники уверены в своей безнаказанности, творят такое в колониях! Требуют деньги за «спокойную жизнь», а если не платишь, то гнобят в карцере и СУСе. Они в колонии «хозяева» жизни осужденных», — писала Тагиева.

Поняв, что миллионов у Тагиева нет, оперотдел в лице Рябова выставил новые условия — 300 тысяч рублей за спокойный выход из Единого помещения камерного типа (ЕКПТ), где Тагиев провел уже полгода. Сделка состоялась — плату за «спокойную жизнь» передавал брат Тагиева Мансур. По его словам, деньги попали к оперативникам в туше барана.

«Они заказали ему барашку. Я барашку [покупал]… по Нефтеюганскому шоссе, стройдвор там… а с левой стороны там мини-рынок есть, вот там… Барашек был замерзший, я внутрь него триста тысяч положил», — вспоминал спустя полтора года подробности передачи денег брат осужденного Мансур в разговоре с вышестоящими фсиновцами, которых заинтересовал происходящий в колонии беспредел.

В условленном месте недалеко от ИК-11 Мансура дожидалась машина с двумя мужчинами. Один из них вышел, открыл багажник, в него положили тушу с 300 тысячами рублей в животе, и мужчины уехали.

Деньги в туше, по словам родственников Назира, были не единственной платой оперативникам. Весной 2017 года у него заканчивался шестимесячный срок в ЕПКТ.

Чтобы Тагиева перевели обратно в СУС, а оттуда в перспективе и на общие условия содержания, его семья была вынуждена заплатить еще 300 тысяч. Деньги передали посреднику — знакомому Рябова.

Передачу денег можно отследить — часть взятки в 200 тысяч была переведена на банковскую карту посредника.

Получив деньги, надзиратели не стали выполнять своих обещаний. Заключенного оставили в СУСе, несмотря на договоренности, а начальник колонии, у которого Тагиев попытался прояснить ситуацию, потребовал новых подарков через посредника — начальника СУСа.

«Андреев просит пару баранов на Новый год, три упаковки гирлянд, четыре [обогревателя], которые за дверями вешают, чтобы от них тепло подавалось, и цветной принтер», — вспоминает Тагиев беседу с надзирателем.

После передачи «подарка» Андреев ушел в отпуск. Из спецкамеры Назира Тагиева так и не выпустили. Поняв, что перспективы перевода на общие условия туманны, Тагиев и его брат вновь начали жаловаться. Помочь согласился один из новых сотрудников колонии.

«Он мне сказал: «Ты сможешь подтвердить свои слова?». Он мне принес диктофон», — утверждает Тагиев.

«Заряженный» диктофоном Тагиев переговорил с начальником СУСа, передавшим просьбу о новогоднем подарке. Во время беседы при включенном диктофоне он напомнил ему о своих предыдущих переговорах с начальством: «Вы же знаете, сколько у меня просили, я все заплатил».

Вскоре после этого двое фсиновцев — сотрудник, предоставивший диктофон, и представитель регионального управления службы — встретились с братом заключенного Мансуром Тагиевым и попросили рассказать о переданных деньгах и подарках. Этот разговор также был записан.

«Значит, смотри, нас интересует информация по начальнику 11-ой, по Андрееву. Чтоб ты понимал… Я не люблю людей таких, **** [эмоциональное междометие], которые, ну, непорядочные.

Непорядочность в чем для меня заключается? Когда человек говорит и не делает, свои обещания и слова свои не держит.

Тем более, когда человек жадный, **** [эмоциональное междометие], да? Он ***** [обманывает] одних, **** [обманывает] других…» — приводит Русская служба Би-би-си слова одного из фсиновцев.

Другой сотрудник предположил, что обращение во ФСИН — единственный выход для заключенного Тагиева: «Мы сейчас для него последняя надежда.

С него, **** [эмоциональное междометие], вымогают, «крепят» там, **** [обманывают] как только можно, **** [эмоциональное междометие], не исключено, что не в последний раз к нему подходят, понимаешь? Поэтому ну… Мы приехали… Нам вот эта вся тема, она не для суда нужна и так далее, мы просто хотим этого человека с трассы убрать, Андреева я имею в виду».

После этой беседы заключенного Тагиева проверил на полиграфе присланный в колонию из местного управления ФСИН специалист. В том же месяце — январе 2018 года — уволился по собственному желанию начальник колонии Андреев.

Остальные действующие лица, рассказывает сам осужденный, остались в системе ФСИН: Максим Рябов покинул колонию, переехав через дорогу в соседнее ЛИУ-17 в качестве начальника, туда же ушел работать оперативник Букреев.

Однако другие члены «группировки вымогателей» остались на своих местах.

Начальник ушел — поборы остались

Случаи вымогательства после увольнения Андреева не прекратились, только стали происходить чуть реже, рассказали журналистам заключенные ИК-1. Один из них по имени Александр сообщил, что он также прошел весь маршрут Тагиева: ЕПКТ — СУС — предложение заплатить — отказ заключенного — снова ЕПКТ.

Чтобы прекратить это издевательство, пришлось заплатить — деньгами и «гуманитарной помощью» в виде тех или иных товаров: «То [строительные] материалы надо, то денег надо, то ноутбуки надо им там. Купишь что-нибудь — они недели две-три на тебя глаза закрывают, иногда месяц, смотря когда им нужно, что нужно и какие сроки у них стоят…. Потом опять тянут».

В последний раз, летом 2018 года, от Александра потребовали поучаствовать в ремонте: покрасить коридорв, за свой счет купив водоэмульсионку, валики, кисточки, побелку, цемент. Чек составил 50 тысяч рублей.

В общей сложности, считает Александр, в год у его семьи уходит около полумиллиона рублей на оплату различных товаров для нужд колонии и ее сотрудников.

Жена заключенного Вероника соглашается с этой оценкой и начинает задумчиво перечислять купленные в последние месяцы вещи: «Микроволновка, посуда, чайники электрические… Сервизы, заварники — это тоже было постоянно».

С тех пор, как в колонии вслед за жалобами Тагиева произошли кадровые изменения, денег и подарков на «спокойное досиживание» у него никто больше не просил. Вскоре после увольнения начальника колонии Андреева заключенного перевели на общие условия.

Впрочем, будет ли дан ход его показаниям, не ясно. Приезжавший из Москвы сотрудник УСБ ФСИН, по словам заключенного, внимательно выслушал его, проверил на полиграфе и улетел обратно.

Источник: https://pasmi.ru/archive/220367/

Помощь юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: