Сколько сидят на карантине в сизо

Содержание
  1. В российских тюрьмах последствия коронавируса могут оказаться катастрофическими мы спросили экспертов, что с этим делать и не нужно ли выпустить заключенных
  2. Альберт Зарипов
  3. Ева Меркачева
  4. Анастасия Коптеева
  5. Что такое карантин в СИЗО?
  6. Что такое карантин?
  7. Особенности нахождения в карантинной камере
  8. Можно ли посещать заключённого на карантине?
  9. «Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»
  10. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол
  11. Паники нет
  12. Что такое карантин в тюрьме и сколько он длится
  13. Что такое карантин в тюрьме и в СИЗО
  14. Что происходит во время карантина
  15. Сколько длится карантин
  16. Можно ли видеться с заключенным
  17. Заключение
  18. Сколько дней длится карантин и что такое карантинная камера в СИЗО?
  19. Что это такое, зачем нужны карантинные камеры?
  20. Сколько дней он длится?
  21. Комплекс процедур
  22. Можно ли посещать осужденного в это время?
  23. Эпидемия COVID-19 грозит коллапсом ФСИН: что происходит в колониях
  24. «Сотрудники оградились и ведут себя так, будто коронавируса нет»
  25. Коронавирус = коллапс системы ФСИН?

В российских тюрьмах последствия коронавируса могут оказаться катастрофическими мы спросили экспертов, что с этим делать и не нужно ли выпустить заключенных

Сколько сидят на карантине в сизо

Из-за эпидемии коронавируса Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) запретила заключенным свидания с родственниками, а также пообещала, что если в колониях появятся заболевшие, их госпитализируют в гражданские больницы.

Правозащитники, в свою очередь, призывают отпустить обвиняемых в нетяжких преступлениях из СИЗО, чтобы снизить риск распространения вируса, — подобные меры уже предприняли в Иране и в некоторых штатах США.

«Медуза» спросила у членов и правозащитников, что будет, если коронавирус проникнет в места лишения свободы, и не нужно ли выпустить заключенных, чтобы избежать их массового заражения.

Альберт Зарипов

член ОНК Татарстана

Если у нас даже гражданские больницы не готовы к массовым вспышкам, то что говорить о тюремных? Это не санатории-профилактории, места изоляции, разумеется, не готовы к массовому заболеванию коронавирусом.

Я надеюсь на то, что в исправительные колонии вирус все-таки не занесут. Сейчас ввели ограничительные меры для свиданий, я это целиком поддерживаю. Ограничили даже короткие свидания, которые проводятся по телефону за стеклом.

Значит, решили действовать по максимуму, но это хорошо. 

Те, кто находится в местах лишения свободы, более защищены, чем люди на свободе. Но если вирус, не дай бог, просочится, то это может произойти через следственные изоляторы, куда доставляются люди, которые были задержаны недавно. И если кто-то заразится, то заболеют все и смертность будет высокая.

Все зависит от региона, в каждом из них своя система. Где-то, конечно, умолчат, закроют в штрафной изолятор, выживет не выживет, и если умрет, поставят какой-нибудь непонятный диагноз. Где-то, наоборот, сделают все, чтобы взять анализы, протестировать на коронавирус.

Если на свободе вдруг все заболеют этим вирусом, всем тоже не хватит ИВЛ. Конечно же, в тюрьмах тоже никто не был к этому готов, не знал, что что-то случится, что надо закупать ИВЛ, и сейчас тоже не пойдешь, не купишь их просто так. Если заболеет один-два человека в колонии, то их смогут нормально лечить, если 100–200, то уже нет. 

В колониях многие болеют ВИЧ и туберкулезом. Но официально нет информации, насколько опаснее людям с ВИЧ и туберкулезом болеть коронавирусом. При ВИЧ многие умирают от пневмонии, поэтому в причине смерти поставят СПИД, а не коронавирус, даже если человек им болел, и выявлять-то, наверное, его никто не будет. 

Если ситуация будет ухудшаться и будет дефицит продовольствия, то, чтобы не кормить заключенных, их можно выпустить на какое-то время. Но для профилактики коронавируса самое эффективное — закрыть колонию на карантин, и, повторю, тогда места безопаснее не найти.

Нужно остановить все этапы, выделять в следственных изоляторах специальные места для вновь прибывших, чтобы ограничить контакт. Кроме того, предпочтительнее отправлять людей под домашний арест, чем сажать в изолятор. Больше внимания нужно уделить и сотрудникам ФСИН: проверять температуру, а не верить на слово, что они себя нормально чувствуют.

Ева Меркачева

член ОНК Москвы, член президентского совета по правам человека

Если возникнет заражение в местах лишения свободы, остановить это будет очень сложно, потому что, в частности, в СИЗО большая скученность, у людей пониженный иммунитет. Они не могут есть то, что они бы ели дома, витаминов не хватает, плюс стресс. Поэтому распространение заболевания будет моментальным, если это произойдет. 

Как изолировать заболевших и тех, кто с ними контактировал — если количество одиночных камер в СИЗО ограничено, — неясно. В каждом СИЗО, рассчитанном на 2000 человек, это 20–30 камер. В Москве только одна больница в СИЗО — в Матросской Тишине, — а в регионах некоторых одна больница на область. 

Есть еще и тяжелые категории — это в первую очередь больные ВИЧ. Очевидно, что если пойдет заражение, первые, кого надо будет спасать, — это они. Вторая категория — это туберкулезные больные и старики. Как ни странно, у нас очень много стариков за решеткой. Эти люди самые незащищенные, спасти их будет очень сложно. 

Единственный вариант — это полностью изолировать СИЗО и колонии. В колониях проще, им уже запретили свидания. В СИЗО это сложнее, потому что люди там находятся до приговора и с ними должны проводиться следственные действия, иначе зачем они там сидят? Без этого их надо выпускать тогда.

Они там не отбывают наказание, а сидят на время расследования преступления, они еще не виновны. По-хорошему, всех, кто сейчас в СИЗО, надо отпускать. Если не отпускать и при этом не проводить следственные действия, то это время в изоляции надо как-то потом учитывать по-особому, день за десять.

Потому что в это время вообще ничего не будет происходить.

Температурный контроль, который ввели во многих СИЗО, вообще не показателен. Вот зашел человек с улицы, ему меряют, а у него . И это ни о чем не говорит, это все очень условно. Но и отказаться полностью от сотрудников никак нельзя. Если доводить их количество до минимального, тогда им надо тоже жить в СИЗО, чтобы быть изолированными от внешнего мира. 

Чем еще опасна нынешняя ситуация? В пенитенциарной системе всегда есть риск насилия. Мы не знаем, как будут себя вести заключенные даже друг с другом. Вдруг, например, одна группа заключенных начнет качать права и прессовать другую группу — кто будет вмешиваться? Без сотрудников тут никак.

Но сотрудники тоже в стрессе, и если они сами начнут проявлять жестокость, то остановить пытки и установить, что они были, будет невозможно, потому что прокурор не зайдет туда — карантин, члены ОНК тоже, адвокаты тоже. В полной изоляции могут такое устроить, что потом никогда ни за что не поправить.

С любой стороны получается, что тюрьмы — самое опасное место. 

Заявление ФСИН популистское, никаких тестов на коронавирус никто до сих пор в СИЗО не видел. Там лекарств и марлевых повязок даже не хватает.

И в какую больницу вывозить больных из мест лишения свободы? Какая гражданская больница примет заключенных? Любой заключенный в гражданской больнице находится под конвоем.

Где найти столько сотрудников? Как страна не готова к коронавирусу, так и тюремная система тоже. 

Мы в СПЧ активно обсуждаем, что делать с местами лишения свободы сейчас. Кто-то предлагает срочно доложить напрямую президенту о ситуации и попросить освободить часть заключенных по нетяжким статьям.

Кто-то предлагает обратиться в парламент, чтобы там инициировали закон, который позволит президенту своим указом освобождать отдельные категории в случае чрезвычайных ситуаций. Но это может быть очень долго процедурно.

Кто-то категорически против освобождения кого-либо, потому что считает, что в тюрьмах у нас сидят несознательные граждане и как только их освободят, они будут источником распространения инфекции, потому что они не станут соблюдать карантин. Пока что мы застряли в своих обсуждениях. 

Я полагаю, что нужно действовать скорее, потому что последствия могут быть необратимыми. 

Анастасия Коптеева

руководитель Забайкальского правозащитного центра, партнер «Зоны права»

Я уже более 20 лет работаю со сферой тюремной медицины. Тюремные врачи толком не научились лечить такие известные и распространенные заболевания, как пневмония, туберкулез, гепатит и ВИЧ-инфекция.

При ВИЧ некоторым заключенным даже долгое время не могут выявить болезнь и советуют полоскать горло перекисью водорода с водой, потому что других лекарств нет.

Поэтому я с большим трудом представляю, как система ФСИН собирается победить коронавирус, если он проникнет за решетку. Все упрется в несовершенство и неповоротливость этой системы. 

В постановлении ФСИН от 18 марта говорится, что в случае выявления коронавируса у лиц под стражей, их будут лечить в гражданских клиниках. Я могу сказать по собственному опыту, что госпитализация обвиняемых и осужденных в обычные клиники — это невероятно сложно. Сначала руководство медико-санитарной части должно найти клинику, которая согласится к себе взять такого больного.

В условиях эпидемии, скорее всего, больницы и без того [будут] переполнены. Не думаю, что там обрадуются такому контингенту. Во-вторых, встанет вопрос финансовый, потому что, чтобы поместить заключенного в гражданскую клинику, ФСИН должна заключить договор по оплате госпитализации. Но самый сложный вопрос — вопрос конвоирования.

Для конвоя одного заключенного как минимум выставляют 4–6 человек. А во многих колониях и СИЗО существует острая кадровая нехватка. На все согласования уходили по моему опыту недели, а то и месяцы. Нам говорили, что нет конвоя и нет возможности этапировать. Кроме того, нужно обеспечить защиту конвоя тоже, а у нас в гражданских-то больницах в Забайкалье нет защитной одежды.

И конвой же должен находиться рядом с больным круглосуточно.

По моему опыту всех больных из неволи, когда их привозили в гражданские клиники и помещали в палату, всех до единого приковывали наручниками к кроватям.

Был случай, когда молодого парня Ивана Шайдулина, обвиняемого в краже и заболевшего опухолью мозга в четвертой стадии, привозили в больницу и проводили лучевую терапию в наручниках.

А из-за этого больной не может никуда повернуться и образуются пролежни. Думаю, если провести аналогию с больными коронавирусом, все было бы точно так же. 

Мы получаем жалобы от заключенных, что тюремные камеры по-прежнему остаются переполненными. С учетом того, что до сих пор в системе ФСИН не существует изоляции больных от здоровых и есть случаи, когда человек попадает в тюрьму и заражается туберкулезом, гепатитом, то нельзя исключить, что может случиться и массовое заражение коронавирусом. 

Реальный случай — парня из Чечни отправили отбывать наказание в Забайкалье. Он сразу заболел и заразился туберкулезом. Болезнь развилась до такой степени, что ему требовалась операция по удалению шести пораженных ребер. Мы настаивали на том, чтобы его увезли во фтизиопульмонологический центр в Чите.

Во ФСИН отказали, сказав, что в системе есть своя больница для лечения туберкулеза. В итоге этого тяжелобольного, умирающего парня этапировали в столыпинском вагоне, повезли в Астраханскую область. Он ехал туда два месяца в нечеловеческих условиях. Его прооперировали и, не дав ему пройти реабилитацию, этапировали обратно.

Он провел в пути в общей сложности четыре месяца, и как он выжил, вообще неясно.

Если такое происходит с известными болезнями, по которым уже давно существуют стандарты и протоколы, рекомендации ВОЗ, практика ЕСПЧ, то я с трудом представляю, что они будут делать с коронавирусом. ФСИН — это чрезвычайно закрытая система, и мы можем вообще никогда не узнать, что там люди заболели и умерли от коронавируса.

Смерть человека в изоляции могут списать на что угодно. Я считаю, что в первую очередь нужно решить кадровую проблему отсутствия врачей-инфекционистов. Таких врачей в системе ФСИН можно по пальцам пересчитать, они на вес золота.

Почему в тюрьмах не могут лечить туберкулез и ВИЧ? В том числе потому что врачей нет, особенно в отдаленных колониях. 

Нужно также поднимать вопрос о медикаментах и медицинском оборудовании. Я не берусь сказать, если ли аппараты ИВЛ в тюремных больницах. В профильных туберкулезных учреждениях они могут быть в незначительном количестве, но что касается медико-санитарных частей, которые есть при каждом учреждении, то их там нет, конечно.

Записала Фарида Рустамова

Источник: https://meduza.io/feature/2020/03/20/v-rossiyskih-tyurmah-posledstviya-koronavirusa-mogut-okazatsya-katastroficheskimi

Что такое карантин в СИЗО?

Сколько сидят на карантине в сизо

Попав в следственный изолятор человек сталкивается с новой реальностью. Для адаптации к ней ему нужно разобраться в требованиях нахождения в следственном изоляторе. Первым этапом знакомства с этим местом будет карантинная камера. О том, как отбывают карантин в СИЗО и каков срок наказания, расскажем далее.

Что такое карантин?

Карантин в СИЗО служит для того, чтобы убедиться в отсутствии у человека опасных заболеваний. Первичный медицинский осмотр арестанта проводится при его попадании в СИЗО.

Во время карантина его детально проверяют на наличие паразитарных инфекций, ВИЧ, туберкулёза, заразных венерических заболеваний и иных болезней, которые передаются в быту другим людям.

Только после подтверждения отсутствия таких заболеваний у человека, его можно отправить в общую камеру.

Однако, проверка в карантине не ограничивается только медицинским осмотром. У заключённого проверяют и фиксируют все физические особенности, татуировки и иные приметы, по которым его можно опознать.

Порядок отбытия карантина в тюрьме регулируется Приказом Минюста №189 от 2005 года.

Статья 79 УИК РФ определяет общий срок нахождения в карантине. Он равен 15 суткам. Срок одинаков для осуждённых и подозреваемых.

Однако, правила внутреннего распорядка СИЗО позволяют продлить срок нахождения в карантине в СИЗО с согласия начальника изолятора по причине подозрений на наличия серьёзных заболеваний.

Объясняют это тем, что не все заболевания могут проявиться в течение двух недель.

Помимо УИК РФ в каждом изоляторе действуют собственные правовые акты, регулирующие порядок прохождения карантина. Стандартный набор осмотра фельдшером включает:

  • Измерение давления и пульса.
  • Взвешивание.
  • Измерение параметров черепа.
  • Анализы крови, кала и мочи.

Все данные вносят в амбулаторную карту пациента. Туда же записывают и жалобы арестанта. Для их проверки его обязаны направить к профильному специалисту.

При наличии побоев, необходимо требовать освидетельствования при первом же осмотре. Иначе в последствии не удастся доказать, что арестант был избит при задержании.

Акт освидетельствования обязан подписать начальник караула и дежурный помощник.

Дополнительно можно написать объяснение о получении побоев, которое дежурный помощник должен представить начальнику СИЗО. Копию медицинского освидетельствования вправе потребовать адвокат арестанта. При несогласии с качеством его проведения можно потребовать повторить осмотр в ином медицинском учреждении. Отказ администрации СИЗО на такое требование можно обжаловать в прокуратуре или суде.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 394-37-20

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 305-28-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 550-93-75

Нужно понимать, что администрация изолятора не заинтересована в смерти человека в его стенах, поскольку это чревато обвинением в неоказании ему помощи.

Особенности нахождения в карантинной камере

Пункт 28 внутренних правил распорядка СИЗО гласит, что медицинский осмотр могут проводить лица любого пола. При том, что обыск проводят только лица того же пола, что и арестант, и лица другого пола при этом присутствовать не должны.

После получения результатов анализов на ВИЧ, сифилис и другие инфекционные заболевания, заключённых отправляют в общие камеры, если результаты отрицательные, и в больницу, если они положительные.

Закон требует от администрации СИЗО в карантинных камерах поддерживать чистоту и порядок, а также обеспечивать охрану здоровья арестантов. При этом некоторые медицинские услуги могут быть оказаны только на платной основе. К таковым относится изготовление очков, ортопедической обуви и зубных протезов.

Во время содержания в карантине в СИЗО заключённых ежедневно выводят в общий коридор для переклички и проверки. Пищу они принимают также в камере, куда им её передают через специальное окно в дверях.

Условия содержания в карантинной камере мало чем отличаются от остальных камер СИЗО. Она также бывает переполнена, а сырость и недостаток естественного света в ней являются стандартом. При этом лампочка может гореть в камере круглые сутки, если так решит надзиратель, поскольку именно он включает и выключает освещение, когда пожелает.

Можно ли посещать заключённого на карантине?

Процедура получения свиданий с родственниками, находящимися в СИЗО регулируется ФЗ №18 и статьёй 395 УПК РФ. В период карантина любые свидания с родственниками возможны лишь по разрешению следователя или суда. На практике получить такое разрешение крайне сложно.

Исключением являются встречи подозреваемого с адвокатом. Адвокату разрешено посещать подзащитного даже в период карантина. Также он вправе проносить на территорию изолятора фотоаппарат, компьютер и другую необходимую технику. Но пользоваться данным оборудованием адвокату разрешено только в отсутствии его подзащитного.

Посещение адвоката происходит в соответствии с графиком работы СИЗО. Круглосуточный доступ к арестантам на карантине имеют сотрудники администрации изолятора и его медицинские работники.

Источник: https://ruadvocate.ru/zhizn-v-tyurmax/chto-takoe-karantin-v-sizo/

«Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»

Сколько сидят на карантине в сизо

Как в колониях противостоят угрозе COVID-19 и оказывают медпомощь — ситуация глазами заключенных

В условиях пандемии коронавируса остается открытым вопрос о мерах безопасности в местах заключения, где добиться разобщенности не удастся по определению. О том, чем это грозит, нашему изданию уже рассказывал казанский адвокат Камиль Исмаилов.

В подтверждение его слов ситуацию по ту сторону решетки обрисовал для читателей нашего издания колумнист «Реального времени», который в настоящее время отбывает наказание в одной из колоний Поволжья. Из-за опасений вызвать недовольство начальства колонии он попросил не называть его имени и местонахождения.

Как о COVID-19 узнали в одном из исправительных учреждений в ПФО и какие меры в связи с этим были приняты — в авторской колонке.

Коронавирус, карантин, заражения, паника, туалетная бумага… Наверное, на свободе сейчас все думают об этом. В местах не столь отдаленных паники нет вообще.

Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В начале года в колонии очень многие болели ОРВИ, тут прошел какой-то грипп, возможно, это и был коронавирус, но точно никто не знает. Вообще, каждый год все болеют, когда теплеет, но в этом году какой-то жестокий вирус был, с ног валил на неделю (в республике в начале года началась эпидемия ОРВИ, зафиксированы случаи заболевания свиным гриппом, — прим. ред.).

В санитарной части, как обычно, нет таблеток, поэтому туда, заболев, далеко не каждый торопится идти. Да и лекарство, которым там могут обеспечить, — это обычный парацетамол. Хотя если повезет, то еще ибупрофен дадут. То есть проще самому себе достать таблетки, которые тебе нужны. Тем более за парацетамолом не так-то и легко попасть к врачу. Почему — расскажу ниже.

Фото Максима Платонова Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В январе я тоже болел, причем очень сильно. Началось все стандартно: сонливость, слабость, лихорадка… К вечеру почувствовал, что это что-то серьезное, так как поднялась температура под 39 градусов. Я, конечно, не думал идти в санчасть — запасся на такие случаи собственным лекарством.

Дело в том, что больному человеку надо в 6 утра выйти на проверку и записаться на прием к врачу, а к 9.30 прийти к открытию санчасти и встать в очередь, которая формируется на улице. При температуре в 39 ждать порядка двух часов на холодном воздухе в минус 10-20 градусов — не самое приятное удовольствие.

Вот поэтому когда ты заболел, то не торопишься за медпомощью, чтобы не усугубить свое положение. Еще есть скорая помощь, но приедет она, только когда у тебя руку оторвет, и то первыми придут сотрудники колонии, следователи или кто-то еще. В январе спустя неделю я вылечился сам, а вообще, простудой переболел весь лагерь.

Из всех людей, а это больше тысячи человек, сходило в санчасть максимум человек 50.

Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол

Это в целом о ситуации с лечением. Возвращаясь к коронавирусу, в тюрьме о нем заговорили, когда по телевизору рассказали. Правда, отнеслись к новости как к обвалу биткойна. То есть никак.

Серьезно его никто не воспринимает, только недовольны из-за очередных сложностей. В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили.

У знакомого вообще за день до того самого счастливого дня отменили.

Сейчас у всех, кто приходит с улицы, меряют температуру. Еще начальники отрядов сначала объявили, чтобы все мыли руки, потом по рупору начальник колонии сказал то же самое. Появились журналы для отметок об уборке в отрядах. Пока не могу сказать, как часто их проверяют — их ввели буквально после 20-х чисел марта.

В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили…

В отношении к заболевшим заключенным мало что изменилось. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол и предлагают на выбор либо отлежаться в санчасти, либо идти на свое место ко всем.

Паники нет

При всем при этом чаще стали ходить туда-сюда сотрудники колонии, приезжать различные службы. Говорят, сотрудникам еще делают флюорографию, но я наверняка утверждать это не могу. В любом случае, ощущение что пока десятки человек не слягут, никто не поймет, болеет ли тут кто-нибудь этим вирусом.

Настроение у всех обычное, больше нервничают сотрудники, ведь у них новые задачи, которых не было. Зэкам главное, чтобы была еда, остальное их не волнует.

Как я писал выше, в санчасти закрывают людей на карантин по желанию больного. Если хочешь — можешь идти болеть «к себе». Да и толку от карантина, если там все равно все ходят — кто-то носит им еду, дает таблетки, убирается у них. То есть как таковой изоляции тут просто нет, и если вирус ходит, то его разносят сами сотрудники, и измерение их температуры ситуацию не спасает.

Общество

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/170075-pervohod-o-situacii-s-koronavirusom-v-kolonii

Что такое карантин в тюрьме и сколько он длится

Сколько сидят на карантине в сизо

Карантин в местах лишения свободы предполагает особый режим содержания заключенных. Разберемся подробнее с данным явлением в реалиях исправительных учреждений и следственных изоляторов.

Что такое карантин в тюрьме и в СИЗО

Изначально следует разобраться с основополагающими понятиями, которые в последующем будут использованы в статье. Под местом лишения свободы понимается режимный объект, созданный и функционирующий для исполнения наказания, вынесенного судом.

Карантин в тюрьме — это проведение медицинского осмотра прибывшего обвиняемого или уже осужденного гражданина

Выделяется несколько видов таких мест: воспитательные колонии, исправительные учреждения разных режимов и, непосредственно, тюрьмы. Под СИЗО же понимается место исключительно временного содержания, где имеют право пребывать еще не осужденные граждане (в отношении которых еще ведутся следственные действия).

Карантин в данной ситуации понимается не как медицинский термин, а как уголовно – процессуальное понятие, означающее проведение с гражданином, недавно попавшим в места заключения, определенных процедурных действий, после чего его переведут уже в постоянную камеру.

Так что же такое карантин в тюрьме? Это проведение медицинского осмотра прибывшего обвиняемого или уже осужденного гражданина.

В данные мероприятия входит выявление у гражданина признаков заболеваний. В данном случае речь идет о таких болезнях, которые могут нанести вред другим содержащимся под стражей лицам.

Имеется в виду СПИД, туберкулез, венерические заразные болезни и др.

Помимо этого, в рамках карантинного осмотра выявляются специфические приметы гражданина, например, шрамы, тату и др.

Что происходит во время карантина

После того, как было определено что это – карантин на зоне, необходимо выяснить, что в рамках него происходит. Правовое регулирование данного действия осуществляется:

  1. Уголовным процессуальным кодексом РФ.
  2. Приказом министерства юстиции, регулирующим порядок содержания граждан под стражей.
  3. Внутренними локальными актами следственного изолятора или исправительного учреждения.

Во время карантина происходит комплекс процедур, которые начинаются с осмотра врача – фельдшера. Он выявляет первичные жалобы поступившего лица, измеряет давление, сахар в крови. Берет иные анализы (кал, моча, кровь). После чего осуществляется лабораторное исследование.

В той ситуации, когда имеются какие-либо предположения по поводу болезненного состояния гражданина, он отправляется на осмотр к профильному специалисту. Он и выясняет, имеются ли поводы для беспокойства. Если таковых нет, то гражданин поступает в общие места содержания, отведенные для всех других находящихся там граждан.

В той ситуации, когда какое-либо опасное заболевание было выявлено, существует несколько вариантов действий. Если речь идет об изоляторе временного содержания, то в таких учреждениях, как правило, специальных мест для больных лиц не предусмотрено. Лишь в исключительных случаях они могут быть направлены на лечение в стационар, находящийся при СИЗО.

Внимание! В большинстве же случаев, больные лица содержатся вместе со всеми остальными. Поэтому и в СИЗО всегда огромные риски получить серьезные вирусные заболевания.

Если у заключенного выявлено какое-либо опасное заболевание, тогда он может быть направлен на лечение в стационар, находящийся при СИЗО

Если говорить о непосредственных местах лишения свободы, то в этой ситуации все намного лучше.

При выявлении заболеваний администрация учреждения имеет  право ходатайствовать перед судом об изменении места отбывания лишения свободы с исправительного учреждения на ЛИУ (лечебного исправительного учреждения).

В них проводится комплексное лечение больных лиц. Они все распределены по отделениям, специализирующимся на конкретном опасном заболевании, что во многом снижает риск получения там какой-либо болезни.

Разумеется, что на деле в карантине предусмотрены несколько иные условия. Зачастую карантинные камеры переполнены и в них царит полная антисанитария, осмотры врачей носят формальный характер. Проверяют лишь болезни, переносящиеся воздушно-капельным путем. Поэтому некоторые заключенные попросту не подвергаются лечению со стороны медицинских служб колонии.

Сколько длится карантин

Уголовным процессуальным кодексом установлен определенный срок, в течение которого карантин может длиться. Он равен пятнадцати суткам. На вопрос о том, сколько длится карантин в СИЗО, законодатель дает аналогичный ответ.

Разумеется, что не всегда в течение этого срока можно выявить у гражданина наличие серьезных заболеваний. В некоторых случаях такой срок необходимо продлить. Это осуществляется только по письменному распоряжению начальника исправительного учреждения и только в исключительных случаях.

Иногда после первичного осмотра гражданин сразу направляется в камеру, тем самым не соблюдается срок, равный пятнадцати суткам. Это также чревато тем, что многие тяжкие заболевания могут попросту остаться незамеченными.

Можно ли видеться с заключенным

Родственники имеют право посещать и навещать заключенных лиц, находящихся в местах лишения свободы. Это происходит в порядке и по правилам, предусмотренным внутренним распорядком конкретного учреждения.

В той ситуации, когда прибывшее лицо находится в состоянии карантина, все посещения запрещены. На период карантина доступ к лицу имеют только врачи и сотрудники исправительного учреждения.

Заключение

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. 

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону
+7 (499) 938-86-71
+7 (812) 467-34-68
+7 (800) 350-24-63 

Это быстро и бесплатно!

Таким образом, карантин в рамках уголовного законодательства предполагает проведение комплексных процедурных мер, направленных на выявление патологических заболеваний осужденного лица.

Источник: https://prava.expert/uk/skolko-dlitsya-karantin-v-tyurme.html

Сколько дней длится карантин и что такое карантинная камера в СИЗО?

Сколько сидят на карантине в сизо

Когда человека изолируют от общества и помещают в следственный изолятор, ему нужно как можно быстрее уяснить целый ряд новых терминов, правил и распорядков.

Но, прежде чем с головой окунуться в этот суровый новый мир, ему предстоит пройти через карантин.

Что он из себя представляет – сейчас мы подробно разберем, а также
расскажем, можно ли посещать осужденного в это время.

Что это такое, зачем нужны карантинные камеры?

Карантин в данном контексте – не простой медицинский термин, а понятие уголовно-процессуального характера, означающее совершение со вновь прибывшим заключенным ряда процедурных действий, после которых он должен быть выведен в камеру. Процедуры эти регулируются Правилами внутреннего распорядка, согласно Приказу Министерства юстиции Российской Федерации №189 от 14 октября 2005 года.

В соответствии с пунктом 18 Правил обвиняемые и подозреваемые, пройдя дактилоскопирование и фотосъемку, первичную санитарную обработку, досмотр личный вещей и документальное оформление, размещаются по камерам карантинного отделения для полного медицинского обследования.

В первый раз медицинские работники осматривают арестанта еще при первом его появлении в СИЗО, чтобы избежать обвинений администрации учреждения в халатности, но такой осмотр является довольно поверхностным.

Под процедурными действиями понимается тщательный медицинский осмотр, во время которого выявляется наличие у обвиняемого признаков заболеваний, способных нанести вред другим лицам, содержащимся под стражей.

Более детально о том, как вести себя в первый раз в СИЗО, читайте тут.

  • Во-первых, выявляются такие серьезные недуги, как туберкулез, ВИЧ, заразные венерические (сифилис), паразитарные и инфекционные заболевания.
  • Во-вторых, отмечаются все специфические приметы арестанта – татуировки, шрамы, родимые пятна, физические аномалии. Пластыри снимаются, осматриваются протезы, гипсовые и другие повязки.

По сути, это не только мед. проверка, но и некая «акклиматизация» и знакомство с правилами и распорядками, в том числе и неформальными.

Сколько дней он длится?

Осужденные, прибывшие в исправительные учреждения, помещаются в карантинное отделение на срок до 15 суток. Срок этот одинаков и для обвиняемых, и для осужденных, регулируется статьей 79 УИК РФ. Но этот срок является общим.

Более детально о том, как засчитывается срок в СИЗО к общему сроку заключения, читайте тут.

Не всегда двух с небольшим недель хватает для выявления серьезного заболевания, поэтому срок имеется право продливать. Делается это с письменного разрешения начальника исправительного учреждения (в исключительном случае), в соответствии с главой 2 Правил внутреннего распорядка.

На срок влияет множество факторов, в том числе даже географические: например, в Калининграде (естественно, и в СИЗО) количество ВИЧ-инфицированных настолько велико, что медперсоналу приходится проявлять особую бдительность и выдерживать арестантов в карантине максимально возможное время, до получения всех результатов анализов.

Комплекс процедур

Комплекс процедур, проводимых во время карантина, регулируется, помимо Уголовно-процессуального кодекса РФ, внутренними локальными актами следственного изолятора. Вновь прибывшие попадают в руки дежурного врача (фельдшера) следственного изолятора.

Он задает общие вопросы о состоянии здоровья, выслушивает жалобы, измеряет уровень сахара в крови и давление. Берет анализы мочи и кала на лабораторное исследование, взвешивает заключенного, измеряет окружность головы, и все данные вносятся в медицинскую амбулаторную карту.

Заключенный дополнительно проходит флюорографическое обследование. Если пациент жалуется на конкретный недуг, его направляют на осмотр к профильному специалисту, который и выяснит – есть ли поводы для беспокойства. При отсутствии таковых гражданина переводят в общее место содержания.

Если вы перенесли побои или пытки – вам обязательно нужно об этом сказать, заострив внимание на синяках и ссадинах, возможном внутреннем кровотечении, разрыве органов. Настаивайте, чтобы эту информацию внесли в медицинскую карточку.

Если вы опомнитесь и попытаетесь заявить в ходе судебного процесса, что показания из вас выбили – без соответствующих записей ваше заявление обречено на провал практически всегда.

А получить медицинскую помощь в тюрьме будет уже гораздо сложнее.

Поэтому сразу же требуйте на руки копию о медицинском освидетельствовании, которую обязан подписать дежурный помощник и начальник караула, доставивший подозреваемого или обвиняемого (согласно пункту 16 Приложения).

Дополнительно вам должно быть предложено дать письменное объяснение об обстоятельствах, при которых вы получили телесные повреждения, а дежурный помощник обязан будет доложить об этом начальнику СИЗО. Копию медицинского акта может затребовать и ваш адвокат, приложив потом к делу.

Если вы считаете, что медицинское обследование было проведено с нарушением ваших прав и недостаточно полно – ваш защитник (и вы) можете настаивать на проведении освидетельствования сотрудниками иных медицинских организаций. В случае отказа администрации пойти вам навстречу – обжалуйте их действия прокурору или в суд.

У администрации учреждения нет никакого желания брать на себя ответственность, если заключенный, например, умрет через пару суток после поступления на карантин от кровотечения, которое вовремя не заметили. Ведь это будет значит, что к нему не отнеслись с должным вниманием.

Некоторые арестанты пытаются злоупотребить своим положением, притвориться, что им хуже, чем есть на самом деле. Повторять такое или нет – личное дело каждого, но в случае явной отстранённости персонала настаивайте на своем, ведь на кону – ваше здоровье.

В случае, если анализы (на сифилис, ВИЧ, туберкулез) показали положительный результат, больного отправляют в стационар, находящийся при СИЗО.

Стоит упомянуть и про такой нюанс. Согласно Правилам внутреннего распорядка, личный обыск заключенного проводится исключительно сотрудниками СИЗО одного с ним пола. Лица противоположного пола присутствовать не должны. Но медицинских работников это не касается – и осмотр, и лечение могут проводить сотрудники противоположного пола (пункт 28 Правил).

Администрация СИЗО обязана обеспечивать охрану здоровья и жизни обвиняемых и подозреваемых, выполнять санитарно-гигиенические требования по поддержанию чистоты и порядка в помещении карантина. Некоторые услуги могут являться платными: например, протезирование зубов, изготовление специальной ортопедической обуви, очков.

Распорядок дня в карантине остается таким же, как и в камерах. Каждый день охрана следственного изолятора выводит заключенных наружу, в общий коридор, и пересчитывает. Многие заключенные вспоминают, что лампочка в камерах горели и днем, и ночью без перерыва.

Кормление осуществляется не в общей столовой: еду развозят по камерам дежурные, и подают миски через специально предусмотренную в дверях «кормушку».

Можно ли посещать осужденного в это время?

О свидания с обвиняемым (или подозреваемым) говорится в статье 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» №103 и в статье 395 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. За одним исключением: в период нахождения на карантине встреча может быть только с особого разрешения следователя или суда. На практике такие разрешения даются очень редко. Но такие запреты не касаются адвокатов заключенных.

Подробнее о том, как попасть на свидание в СИЗО и реально помочь человеку, рассказано тут, а в этом материале читайте о том, как правильно составить заявление на свидание в СИЗО.

Статья 395 УПК РФ. Предоставление родственникам свидания с осужденным

До обращения приговора к исполнению председательствующий в судебном заседании по уголовному делу или председатель суда предоставляет по просьбе близких родственников, родственников осужденного, содержащегося под стражей, возможность свидания с ним.

Защитник также имеет право проносить на территорию содержания под стражей компьютеры, фотоаппаратуру и иную необходимую ему технику, но использовать ее в отсутствии заключенного. Доступ к арестанту, находящемуся на карантине, в любое время имеют врачи и администрация учреждения.

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/sizo/karantin.html

Эпидемия COVID-19 грозит коллапсом ФСИН: что происходит в колониях

Сколько сидят на карантине в сизо

Коронавирус — главный ньюсмейкер последних недель во всём мире. Из-за объявленной пандемии закрываются границы государств, отменяются массовые мероприятия, власти призывают граждан к режиму самоизоляции, в некоторых странах вводятся штрафные санкции за его нарушение.

Ограничения коснулись и колоний. Заключённым временно запретили свидания с близкими. Встречи с адвокатами и следователями разрешены только после измерения температуры тела и при условии, что они не ездили в последнее время за границу.

Вместе с тем места заключения входят в число наиболее уязвимых при обороне от вируса. Люди там, как правило, хуже защищены из-за скученности и плохого доступа к медпомощи. NEWS.

ru решил разобраться, чем может грозить вспышка коронавируса в исправительных учреждениях и принимает ли ФСИН какие-то превентивные меры.

Новые правила начали действовать в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с 16 марта. Как рассказали NEWS.ru в ведомстве, помимо запрета на свидания и передачи, руководство уголовно-исполнительной системы решило не допускать на территорию колоний и СИЗО людей с повышенной температурой или недавно вернувшихся из других стран.

Также установлен целый ряд мер, которые должны помешать вирусу распространиться внутри большой закрытой структуры. Так, заключённые, у которых есть подозрение на коронавирус, должны быть госпитализированы в гражданские больницы. Кроме того, всем колониям и СИЗО предписаны организованные медицинские посты: их задача — выявлять простудные симптомы у заключённых.

Персонал обязан дополнительно дезинфицировать приёмные отделения, столовые, транспорт, камеры. Медики должны чаще устраивать обходы камер, а также контролировать состояние здоровья осуждённых с хроническими заболеваниями, иметь в достатке противовирусные препараты, дезинфекторы, бесконтактные градусники и средства индивидуальной защиты.

Также ФСИН отмечает, что по отношению к сотрудникам «организован строгий медицинский контроль».

Сергей Бобылев/ТАСС

Однако, по словам адвокатов, правозащитников и самих осуждённых, реальность несколько отличается от официальной картины. В середине марта на самочувствие пожаловался фигурант «московского» дела Егор Лесных, который сейчас находится в СИЗО № 5 Москвы. Жалобы были похожи на симптомы коронавируса и, по настоянию адвоката Эльдара Гароза и близких Егора, ему сделали анализ.

Сейчас пришла информация со слов Егора, что анализ был на коронавирус и материалы не доехали до лаборатории. Или доехали, но в непригодном состоянии, при этом посмотрели, сколько там белка.

И его на днях везут в медцентр «Матросской Тишины» в СИЗО и там заново будут брать пробы для анализа. История мутная.

Непонятно, как можно было не довезти анализы до лаборатории, — рассказал Гароз.

Адвокат добавил, что его подзащитного не изолировали от остальных заключённых после того, как тот заболел.

Он также сидит в общей камере, с кем и сидел изначально. Такое ощущение, что карантинные меры введены для адвокатов и для следователей, которые приходят.

Потому что я только что вышел из СИЗО «Матросская Тишина», где нас заставили с собой приносить и надевать бахилы, перчатки и маски. Но все сотрудники ходят без бахил, перчаток и масок, и заключённые тоже.

Только на КПП девушки, которые принимали документы, были в масках, — утверждает адвокат.

Гароз говорит, что Лесных не получал лечение сразу после появления симптомов, лишь через некоторое время ему дали жаропонижающее. По словам адвоката, реакция последовала только после того, как невеста Егора обратилась к замначальника СИЗО, а защита и близкие постарались донести руководству изолятора мысль об опасности эпидемии коронавируса.

Их поведение, мягко говоря, странное — русское авось. Никто не хочет из администрации ФСИН, чтобы в их подведомственных учреждениях обнаружилось что-то, потому что это повлечёт за собой большие проблемы, — предполагает он.

Адвокат продолжает, что такие структуры, как ФСИН, зависят от отчётности, а значит, там должно быть всё хорошо. Если же обнаружится коронавирус — начнётся служебная проверка, а это минус самому учреждению.

27 марта фонд «Общественный вердикт» сообщил, что в СИЗО отказались проверять Егора на коронавирус, сказав, что «у ФСИН нет таких возможностей».

«Сотрудники оградились и ведут себя так, будто коронавируса нет»

NEWS.ru поговорил с осуждённым, который находится в колонии-поселении в Волгоградской области. Он утверждает, что из всех предписаний по карантину исполняется только запрет на свидания. О здоровье же заключённых по факту никто не заботится.

Например, он упоминает сотрудников колонии, которые выходят за её территорию и могут подхватить какую угодно инфекцию, а потом принести её на работу. По его словам, работников не проверяют при входе, кроме того, почти никто не носит маски или перчатки.

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Они ведь не находятся на карантине, они живут обычной жизнью, у них выходные, они также общаются с родственниками, ходят в гости, я полагаю. И эти меры ФСИН не сыграют никакой роли.

На входе в колонию стоит умывальник, и то, что сотрудники помоют руки, прежде чем зайти в колонию, роли не сыграет.

Сами понимаете, инкубационный период две недели, и они будут заражать, — рассудил мужчина.

Он добавил, что риск заболеть вирусом в колонии повышается из-за высокой плотности местного населения.

Спальные места расположены таким образом, что в полуметре от вас находится лицо другого человека, и во время сна вы дышите друг на друга. И если туда попадёт вирус, то заболеют все мгновенно.

Несмотря на то что отряды локализованы друг от друга и не общаются, есть места общего пользования: это столовые. Один отряд приходит, пообедал, другой приходит.

Потом промзоны, где все вместе работают, потом построения на плацу, когда идёт пересчёт людей, — пояснил заключённый.

Он также обратил внимание на то, что руководству колоний невыгодно «находить» среди своих подопечных больных коронавирусом. Мужчина полагает, что смерти от нового недуга запросто могут списываться на осложнение хронического заболевания: более половины осуждённых больны туберкулёзом, гепатитом или ВИЧ.

Если человек, который болен туберкулёзом, заболеет коронавирусом и умрёт, то ему в диагнозе поставят, что он умер от туберкулёза, а не от коронавируса.

Система устроена таким образом, что вынуждена скрывать фактические случаи эпидемии, чтобы избежать ответственности из-за отсутствия надлежащей медицинской помощи. Потому что одно дело, когда человек болеет туберкулёзом и принимает необходимые препараты и всё равно умирает.

Другое дело — он был болен коронавирусом, а ему не оказали соответствующую помощь. Ведь для медпомощи его надо вывезти в гражданскую больницу и обеспечить охрану, — уверен заключённый.

Согласно мартовскому постановлению ФСИН, все заболевшие заключённые должны быть вывезены в гражданские больницы и лечиться там. Однако наш собеседник считает, что такие меры совсем невыгодны администрациям колоний — для лечения за пределами тюрьмы полагается конвоирование и постоянная охрана, а при массовой заболеваемости осуждённых «это просто катастрофа».

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Чтобы вывезти заключённого в гражданскую больницу, ему нужно обеспечить конвоирование и постоянную охрану. То есть один человек заболел — это проблема, если два-три — это большая проблема. Если заболеет много — это просто катастрофа, — полагает он.

Другой заключённый, с которым NEWS.ru удалось пообщаться, отбывает наказание в колонии строгого режима в Якутии.

Он рассказал, что сотрудники в их учреждении тоже не соблюдают правила карантина — не носят маски, не измеряют температуру на входе в колонию. Кроме того, на днях появилось несколько заболевших с высокой температурой, которых не обследуют и не лечат ничем, кроме жаропонижающих таблеток.

У нас сейчас один человек заболел, и все симптомы схожи, но никто с ним не проводит мероприятия и тесты. Дали ему аспирин и отправили обратно к нам. И он живёт вместе с нами. И я смотрю, у нас буквально за сутки не один заболевший, а уже трое. У всех высокая температура — 38,7. Учреждение является закрытым. И все стараются не выносить сор из избы, — сказал он.

Мужчина рассказал также о появившемся ажиотаже на медицинскую помощь на фоне новых правил и новостей об эпидемии. Он добавил, что сотрудники «оградились и стали вести себя так, как будто никакого коронавируса нет».

Заболевшие люди приходят и стоят у решётки и не могут попасть к врачу. Могут отказать в приёме, так как не записан, или сказать, чтобы записывались на следующий день.

То есть они отгородились наоборот этими решётками, и попасть проблематично к ним. И это связано с ажиотажем: ведь люди всё идут и идут.

Оградились от нас, чтобы мы не жаловались и не обращались к ним лишний раз, ничего не просили, не требовали, — отметил он.

Также наш собеседник пояснил, что большинство пунктов нового постановления не соблюдаются: нет дезинфекции, медобходы не проводят чаще, заключённым не выдали масок и перчаток, и контроль за людьми с хроническими заболеваниями не усилили.

Я сам имею хроническое заболевание — бронхит, и никакого контроля я на себе не почувствовал, — посетовал он.

Коронавирус = коллапс системы ФСИН?

Основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, рассказывая об обстановке в колониях и СИЗО во время пандемии, ссылается на собственные источники во ФСИН. Накануне он опубликовал пост в соцсети, в котором сообщил о первых случаях заражения коронавирусом в российских исправительных учреждениях. В разговоре с NEWS.

ru он сделал оговорку, что сейчас эта информация перепроверяется, так как тестов на коронавирус нет ни в одном СИЗО или колонии, и, соответственно, определить, этим ли болеют заключённые, нет возможности. По словам Осечкина, медики из региональных управлений ФСИН атакуют ведомство с просьбой направить тесты.

Однако получить их не так просто.

Тестов физически нет во ФСИН. Мы мониторили — и на балансе госзакупок ФСИН нет тестов на коронавирус. Возможно, есть какие-то закрытые закупки.

Также нет госзакупок на сайте ФСИН на защитные медсредства: маски, очки и так далее. Приобретение медоборудования — это долгая процедура согласования.

По словам нашего источника, они переписываются, созваниваются с Минздравом, но во ФСИН к этой ситуации оказались не готовы.

Подтвердить или опровергнуть заболеваемость коронавирусом в колониях пока не представляется возможным, однако уже есть люди с пневмонией и симптомами гриппа.

Есть несколько заболевших пневмонией в больнице «Матросской Тишины», есть из «Медведково», тоже доставлены в «Матросскую Тишину», есть в Санкт-Петербурге тоже заболевшие пневмонией. То есть диагноз ставится или пневмония, или грипп с осложнениями, но есть риск того, что это тот самый коронавирус. Мазки у них никто не брал, — говорит правозащитник.

Тем временем в СМИ появились опровержения со стороны ФСИН. В ведомстве утверждают, что в подведомственных учреждениях всё под контролем и заболевших коронавирусом заключённых нет.

Кроме того, Осечкин рассказал о начавшейся панике не только среди осуждённых, но и в рядах самих сотрудников. Младший состав рассматривает вариант просто уйти со службы, если произойдёт вспышка эпидемии. Это может привести к кризису в системе ФСИН, полагает правозащитник.

Младший состав говорит, что если действительно начнётся эпидемия, мы даже на работу выходить не будем — плюнем и всё. Потому что у них зарплаты копеечные, соцпакета нет. Если они уволятся, будет коллапс.

У нас генералы ФСИН зарабатывают сотни тысяч и имеют дорогие квартиры. А труд младшего состава, тех, что работают напрямую с заключёнными, низкооплачиваемый.

И им что там работать, что завтра пойти охранником в Сбербанк или супермаркет, разница невелика по зарплате, — убеждён он.

Осечкин добавил, что спецназ ФСИН сейчас отрабатывает действия не на подавление бунтов в колониях, а «просто на сохранение работы учреждений».

Руководство ведомства допускает, что часть младшего состава может не выйти на работу. Соответственно, спецназ должен будет их заменить.

Однако если это приобретёт системный характер, спецназа не хватит, «чтобы заткнуть эти дыры», резюмировал он.

Официально в колониях и СИЗО коронавируса пока нет.

На сегодняшний день в учреждениях уголовно-исправительной системы случаев заболевания новой коронавирусной инфекцией не зарегистрировано. Между тем сложившаяся ситуация диктует необходимость принятия дополнительных противоэпидемических мер, — рассказали NEWS.ru в ведомстве.

В подготовке текста также участвовала Марина Ягодкина.

Источник: https://news.ru/investigations/epidemiya-covid-19-grozit-kollapsom-sistemy-fsin-chto-proishodit-v-koloniyah/

Помощь юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: